Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:02 

О пользе пьянства

Азиль.
Автор: Азиль.
Фандом: Легенда №17
Название: О пользе пьянства
Пейринг: Анатолий Тарасов/Валерий Харламов
Рейтинг: NC-17
Саммари: Если выпить много, но вовремя, может получиться неплохой вечер.
Отказ от прав: Идея моя. Герои из фильма, буквы из алфавита.
Предупреждение: Не читайте это! Сомнительная нца и сомнительное же соответствие характерам. И вообще - слэш, ужас и кошмар.
Посвящение: девочка Ив. Сил тебе еще, кот.

- Валер, ну кто его потащит кроме тебя? – повторял Гусь, усаживая пьяного Тарасова на стул и придерживая за плечо. – Остальных он потом просто убьет.
Харламов вздохнул. Сашка сотню раз прав, но перспектива была совсем не радостная.
- Ну хорошо. Отвезу домой и отдам жене. Пусть она с ним мучается.
Он закинул руку Тарасова себе на плечо, поднял. Легкий какой, удивительно даже.
Ушел он быстро, хмурый и недовольный. Передавать тренера в таком состоянии его жене – не очень приятно. Причем для всех троих. Может, они поругаются теперь, а Валера будет виноват.
Опасения оказались напрасны. Дверь квартиры никто не открыл. То есть вообще. Харламов даже шагов не услышал. Может, там нет никого?
Он осторожно принялся рыться в карманах Тарасова. Ключа не нашел. Нигде. Зато Тарасов вдруг оживился, открыл глаза, хрипло спросил:
- Ты что делаешь?
Валера машинально отдернул руки, отозвался, оправдываясь словно:
- Ключ ищу.
А Тарасов уже и не смотрел на него. Валера судорожно соображал, что делать. В результате Тарасов остался в машине, а Харламов отошел к ближайшей телефонной будке.
- Гусь, ты что спишь уже? – недовольно буркнул он, услышав сонный голос друга.
- Валер, ты чего?
- Как чего? У Тараса дома никто не открывает. Что делать-то?
- Ну отвези его к себе, делов-то, - выдал Гусь, и в трубке зазвучали гудки.
- Спасибо, - вздохнул Валера, возвращаясь в машину. Он все-таки назвал свой адрес, ничего умнее не придумал.
А в машине Тарасов, кажется, начал в себя приходить. Спросил вдруг тихо:
- Куда мы едем?
Валера повернулся к нему:
- Ко мне домой. Где ваши ключи?
- Дома, - буркнул Тарасов, снова закрывая глаза. Его как будто полностью устроил вариант квартиры Харламова. И даже шел он почти сам. А Валера отгонял от себя неправильные мысли. Раньше вполне успешно получалось не думать. Но только не когда Тарасов касается его руки, обнимает за плечи, дышит в ухо. Валере хочется бросить его прямо здесь, не дойдя до лифта. Или наоборот – прижать к себе и уже не отпускать. Наверное, алкоголь дает о себе знать. Как глупо, ужас. Как неправильно.
Но один вечер можно касаться сколько угодно. Валера укладывает тренера на кровать, вздыхает, снимает с него обувь и долго смотрит. У Тарасова такой умиротворенный вид. А в пальцах дрожь – хочется снова коснуться, обнять. Давно хочется, но теперь желание нашло выход.
Валера бережно отводит темную прядку, упавшую на лицо. Касается пуговиц на рубашке. Расстегивает медленно, поглаживая кончиками пальцев открывшиеся участки кожи. Все как в тумане. В неуловимой дымке. И Валера убеждает себя, что так нужно. Нужно же раздеть Тарасова, не будет же он спать в одежде.
Сильные руки вдруг резко сжимают его запястья. Харламов вздрагивает и поднимает голову. И кажется, что у Тарасова совершенно трезвый, чистый взгляд. Даже голос ровный:
- Что ты делаешь?
- Помогаю вам…
- Да ты что?
Валера даже не понял, как это получилось, но через секунду он уже лежал на спине, чувствуя вес Тарасова сверху. Глаза у того были черные, глубокие. И Валера даже забыл, как дышать. А потом вдруг ощутил чужие губы. Щетина, привкус табака и алкоголя, но поневоле вдруг вырвался стон. Прямо в поцелуе. До сознания еще не дошло, что происходит, а Валера уже отвечал. Так же жадно, порывисто, обнимая Тарасова, вцепляясь в его волосы. Теплые ладони коснулись груди, Валера вздрогнул и отстранился. В глазах Тарасова словно стоял туман, а руки уже забирались под футболку к Харламову.
- Антоль… Владимирыч…
- Тшшш…
- Я же никогда…
- Знаю.
Футболка полетела в сторону. В Тарасова словно бес вселился. Пять минут назад едва на ногах стоял ведь. Валере стало страшно. Это ведь всерьез. И… и что дальше?
Но он снова ощутил жадный, рваный поцелуй, и страх пропал. Если он сейчас остановит это, шанса больше не будет. Он даже мечтать об этом не мог. А может просто боялся думать?
В любом случае сейчас думать было некогда. Пальцы Тарасова ловко и умело расправились с ремнем, потянули вниз брюки вместе с бельем. Валера судорожно вздохнул и зажмурился, откидывая голову. Краска залила щеки, но лучше бы он смотрел, смотрел и видел восхищенный взгляд Тарасова, его закушенную губу и каплю пота на виске.
- Валеррра…
Харламов не успел ответить. Он ощутил горячие, влажные губы на члене и сорвался на громкий стон. И в голову не приходило, что Тарасов может вот так. Было дико хорошо, безумно. Перед глазами цветные пятна.
Валера ощутил прохладные влажные пальцы там… дернулся невольно. И тут же услышал шепот:
- Тихо-тихо…
У Тарасова был удивительный голос. Успокаивающий и желанный одновременно. С тихим стуком с кровати скатилась крохотная жестяная баночка. Это Валера отметил уже мельком, закусывая губы, чувствуя первое проникновение.
Тарасов целовал, ласкал, отвлекал. И спустя, кажется, долю секунду Валера уже шептал:
- Пожалуйста… прошу.
И сам не понимал, о чем умоляет.
Вспышка боли заставила вынырнуть из этого дурмана. Валера охнул, выгнулся, тут же был пойман в крепкие объятия.
- Прости… будет легче.
Он слышал голос Тарасова, с трудом осознавал, что это на самом деле. Поцелуи отвлекали, успокаивали. Следующий толчок был легче. А потом боль и вовсе ушла. Валера застонал в голос, когда Тарасов задел внутри какую-то особую точку. Удовольствие усиливалось с каждым движением, и все мысли из головы вылетели. Остались только стоны и наслаждение.
Тарасов был опытным любовником, и этим сводил с ума. Что вытворяли его руки, его губы… Душно, жарко, горячо. Движение внутри заставляло кричать в голос. Каждый поцелуй обжигал. Ладони словно оставляли ожоги.
- Анатолий Вл…
Договорить он не успевал. Тарасов снова целовал его в губы, словно ловил слова. Порывистые, колючие поцелуи. И привкус алкоголя и сигарет уже казался сладким, необходимым.
Валера сорвался по-мальчишечьи быстро, вцепляясь в плечи Тарасова, выгибаясь в спине. Обмяк в сильных руках, тяжело дыша. И вырубился тут же, так и не отпуская чужой руки.

Тарасов проснулся с головной болью и странным чувством, как будто он о чем-то забыл. Правда вторая проблема разрешилась быстро – как только он открыл глаза.
Валера Харламов мирно сопел рядом, прижимаясь во сне крепко. Тарасов даже опешил на секунду. И воспоминания тут же воспользовались паузой, чтобы нахлынуть волной. Если бы Тарасов так не боялся разбудить Валеру, он бы застонал в голос. Нельзя было столько пить. Расслабился, забылся, поддался желаниям. Идиот.
Он тихо-тихо выбрался из-под одеяла, поднялся с кровати, натянул белье. Будильник показывал половину восьмого. Тарасов осторожно принялся собирать вещи, разбросанные по полу. Почти бесшумно. Почти.
- Сбегаете, да? – раздался тихий голос. Тарасов вздрогнул, обернулся к Валере и тут же отвел взгляд. Стало жутко стыдно. Зачем он так с мальчишкой вообще? Почти изнасилование какое-то…
- Извини, Валер, - он быстро подобрал брюки, рубашку. Одевался быстро. – Я не должен был.
- Конечно, - никогда в голосе Харламова не было столько яда. – Переспали, а теперь сбегаете. Конечно, не должны были. Знаете… я такое говорил девчонкам, но не думал, что придется самому услышать.
- Перестань, - Тарасов отвернулся. Теперь он стыдился всего. Своего тела, слишком старого, чтобы соответствовать Валере. Своего вчерашнего состояния. – Я правда не должен был.
- Почему? – Валера сел на постели, буравя взглядом спину Тарасова. – Не хотели? Так не правда это, хотели вы все.
- Это ничего не значит, - Тарасов собрался наконец, вспоминая, кто он такой вообще. – И забудь об этом.
- А если я не хочу забывать? – Валера соскочил, дернул Тарасова за плечо. – Почему вы такой? Вчера мне казалось… вы… неужели вам плевать совершенно?
- На что плевать? – Тарасов отступил на шаг. – Харламов, у тебя что, никогда не было секса по пьяни?
- С мужчиной – никогда, - мрачно произнес Валера.
- Теперь будет и такой опыт, - ядовито бросил Тарасов, подхватывая ремень.
Харламов схватил его за плечи:
- Неужели для вас это ничего не значит? Я же вчера надеялся… что у меня есть шанс.
- Харламов, ты себя слышишь? – Тарасов не дергался даже. – На что шанс?
Валера судорожно вздохнул и шепнул тихо:
- На вас. Не хочу забывать.
Он решился, обнял крепче, коснулся губами губ. Порывисто так, жадно. Не позволял вырваться из объятий, дождался, пока сердито сжатые губы наконец разомкнутся. И отстраняться было страшно.
- Неужели не чувствуете ничего? – с отчаянием выдохнул Валера.
Тарасов оттолкнул его одним резким движением.
- Извини, Валер. Я пойду…
И ушел.
Валера опустился на кровать, слушая, как быстро собирается Тарасов. Как ищет свои ботинки, открывает входную дверь.
И тишина.
Валера спрятал лицо в ладонях. Хотелось, чтобы этого ничего не было. На что он надеялся? Что Тарасов утром приготовит ему завтрак и поцелует на прощание? Как глупо…
- Валер…
От тихого голоса Харламов вздрогнул, вскинулся.
- Анатолий Владимирович.
- Ты меня извини, Валер, - он смотрел в пол и говорил так устало, тихо. – Нельзя мне было пить столько. Или тебе нельзя было меня везти. С любым другим не было бы ничего. А с тобой… не удержался. Прости. Больно было?
- Да при чем тут… Вы не понимаете! – ошарашено выдохнул Валера, поднялся резко. – Хорошо было все. И я давно этого хотел. Только не понимал, чего хочу. Вы… неужели вы не видели? Я думал, вы из-за этого меня так не любите. Презираете.
- Что? – Тарасов решился поднять взгляд. – Дурак ты, Харламов.
- Дурак, - Валера сам не понял, почему улыбается. Кинулся ближе. – Вы сказали, что с любым другим не было ничего. То есть на меня вам не плевать?
- Выводы делать научился, поздравляю, - глухо произнес Тарасов, отворачиваясь.
У Валеры дрожали руки, когда он осторожно коснулся плеча Тарасова, шепнул тихо:
- А я кофе могу сварить. И яичницу сделать. Хотите?
Тарасов невольно улыбнулся:
- Но уж если даже яичницу… то давай, конечно.
- А вот так можно?
Валера порывисто чмокнул Тарасова в щеку, залился краской.
- Ой, дурак… Пойдем лучше позавтракаем. Только ты бы оделся сначала.
- Ох, простите.
Валера рванул к разбросанной на полу одежде, порывисто собирая ее.
- Я сейчас оденусь и все приготовлю. Только вы не уходите, ладно? Не уходите.
Тарасов вздохнул:
- Да уж теперь не уйду. По крайней мере, без завтрака…

@темы: фанфики, слэш, мое, Легенда №17

URL
Комментарии
2014-05-04 в 13:55 

девочка Ив
LLAP
:heart::heart::heart:
Ащщщщщщ, Сашка, ащащащ, спасибо! Оно крутое и мимимишечки и вваще! :heart::heart::heart:

2014-05-04 в 15:35 

Азиль.
девочка Ив, ура)
прости, от комплексов ничего не осталось

URL
2014-05-04 в 15:47 

девочка Ив
LLAP
Азиль., ничего, зато мимими и траиционно уходящий после секса Тарасов))

2015-08-02 в 22:24 

Просто прекрасно!) Даже нет слов. Какие настоящие, живые герои и вообще, все очень жизненно и очень круто. И стиль изложения ваш очень нравится. Давно не читала такого вкусного)

URL
2015-08-03 в 00:06 

Азиль.
Гость, неожиданно) Большое спасибо

URL
   

Записки из провинции

главная